Как продать сибирскую тайгу?

Родион Житин, основатель клуба путешествий со смыслом «Сибирские экспедиции», организатор лыжных походов по линейным и радиальным маршрутам по Кузнецкому Алатау, поделился с «Бизнес-журналом» своим профессиональным мнением о том, как привлечь иностранных туристов в Кузбасс.



Родион Житин, основатель клуба путешествий со смыслом «Сибирские экспедиции»

«Сибирские экспедиции» позиционируются как клуб путешествий со смыслом, и уже не первый год мы отправляемся в уникальные и эксклюзивные экспедиции-путешествия: на самый север Якутии в поисках бивней мамонта, на Курильские острова — чтобы с учеными поучаствовать в изучении поведения косаток и кашалотов, в горы Алтая — познакомить туристов с древними святилищами и петроглифами, в дикие степи Монголии — поближе узнать быт кочевников и пообщаться с ними за чашкой кумыса, в горные цепи Казахстана и Джунгарского Алатау — в команде профессиональных геологов изучить эоловые города и найти отпечатки древнейших растений и животных. Казалось бы, все континенты открыты, все вершины покорены, но мы, профессиональные путешественники, не устаем удивляться, как много белых пятен, удивительных природных красот, необычных мест еще не открыто для туриста и путешественника!


КОЛОРИТЫ И КОНТРАСТЫ

Сибирь с ее бесконечными пространствами, чистой и нетронутой природой в представлении иностранного туриста уже давно стала устойчивым брендом. Как и экзотичные Гималаи, Сибирь манит многих путешественников и туристов мира. Но пока наши сибирские просторы совсем не готовы к приему иностранных путешественников, и проблема здесь не только в наличии или отсутствии инфраструктуры, но и в понимании потребностей и ожиданий путешественников из-за границы. Принято считать, что европейский турист ценит в первую очередь комфорт, а потом уже все остальное, но это не совсем так. Доказательством тому является уже развитая, устоявшаяся, со своими правилами и крупными игроками, мировая отрасль приключенческого туризма и треккингов.

В России все устройство так называемых активных и приключенческих туров, треккингов берет начало в традициях, сформированных в туристических клубах еще со времен Советского Союза, а под словом «инфраструктура», как правило, подразумевается база приютов. В то время как в мире существует целая отрасль adventure tours (приключенческие туры), под которой подразумеваются несколько иные стандарты и правила путешествий, нежели в России. Люди из Америки запросто летают в треккинг-туры по Новой Зеландии и Норвегии, там все для этого есть — красивая природа, маркированные тропы, приюты и налаженная служба МЧС. Например, на сайте Норвежской треккинговой ассоциации можно найти описание более чем 500 приютов, между которыми проложено бесконечное количество пешеходных маршрутов любой сложности. В России же есть из всего этого списка, пожалуй, только первое — красивая природа.

Первое отличие иностранных трекеров от наших походников — это выбираемый уровень сложности. То, что у нас считается 2–3-й категорией сложности туристического похода и к чему привыкли отечественные туристы, зарубежными туристами воспринимается как программа подготовки спецназа. Иностранцам нужны более легкие маршруты и гарантия безопасности на них. Это хорошо маркированные тропы, отсутствие опасных бродов и наличие туристических приютов. Также иностранные туристы не привыкли к разного рода неприятным неожиданностям, как то: «ребята, извините, дров на приюте нет» или «электричества не будет, бензин вчера так и не завезли»… Именно такой «дикий» походный сервис и порождает ряд стереотипов в целом о нашей стране. Но такова наша с вами действительность, увы. Россияне поворчат, но проникнувшись ситуацией в целом, войдут в положение, а люди из Европы, где такое просто невозможно, будут нервничать. Гарантия безопасности тоже важна: если случится что-то серьезное, то иностранные туристы будут сильно недоумевать, почему невозможно срочно вызвать вертолет. Например, в Новой Зеландии каждому выходящему на трек выдается специальная кнопка, нажав на которую он сможет подать сигнал бедствия, сообщить свои координаты, и к нему вылетит борт. Разумеется, данная опция безопасности оплачивается отдельно, но без этого на трек никого не выпускают — для них это норма. И если рассчитывать на развитие въездного туризма в Сибири, то нужно подстраиваться под эти стандарты.

 

ПОНАЕХАВШИЕ ЗДЕСЬ
В нашем менталитете укоренился русский феномен под названием «отдохнуть на природе», когда в выходные сбегаешь из города, берешь друзей, едешь далеко в лес, где занимаешься не пойми чем: напиваешься, стреляешь по всему что движется — такой выход детских фантазмов у взрослых. Общение с природой — это поиграть в скаутов в сибирских лесах, разрядиться, забыв, что тебе 50, а не 15. Это экстравагантное «общение» с природой совершенно непонятно иностранному туристу.


Немногие понимают, что сфера путешествий — активные туры — это в первую очередь не сервис и всевозможные вещи с приставкой «эко», а игра на разности между мирами. Я называю это «полюса интересов». Для россиян такими полюсами являются, например, шумная урбанистическая Москва и безлюдная сибирская тайга, для иностранцев — «пряничная» Европа и загадочная далекая Сибирь с ее дикой природой, шаманами и гулагами. При таком подходе нужно понимать, ради чего действительно люди готовы лететь за тысячи километров в далекую Сибирь и платить деньги. А готовы они это делать ради экзотики, ради того, чего не могут увидеть у себя. И нужно продавать в первую очередь эмоции, а не перечисление услуг и туристических достопримечательностей. Научиться создавать wow-эффект, а потом уже выступать в роли проводника из одного мира в другой.

СОКРОВИЩЕ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

Кузбасс — одно из немногих мест, где есть все предпосылки для создания качественных и уникальных треккинговых программ, в том числе для приезжих туристов. Недавно мы вернулись из новогоднего лыжного путешествия по сибирской тайге Поднебесных Зубьев. В составе группы были иностранцы из Стокгольма и туристы из Владивостока, которые восприняли треккинг по заснеженному после обильных снегопадов горно-таежному уголку Сибири как «невероятный экспириенс». Это та часть туристов, которым важен не столько сервис, сколько возможность побывать в сибирской тайге, увидеть своими глазами «зимнюю сказку», подышать чистейшим горным воздухом, насладиться вечерними посиделками с крепким чаем в лесных избушках — ради этого люди готовы преодолевать тысячи километров. Сеть туристических приютов, созданных в Поднебесных Зубьях Михаилом Шевалье, и ряда маркированных троп уже создают приемлемую инфраструктуру для треккинга. К слову сказать, в соседнем Алтае таких районов нет — в местах, популярных для походов, нет ни приютов, ни проложенных троп, ни мостов через особо опасные реки. Аналогичная ситуация на Байкале и на Кавказе. Что-то похожее на сеть приютов Кузнецкого Алатау есть на Урале.

На Зубьях приюты в период сезонов загружены очень сильно — летом ходят туристические группы, в основном детские, зимой популярны снегоходные туры. «Сибирские экспедиции» проводят треккинги на лыжах от приюта к приюту — уникальное предложение для России, вызывающее большой интерес и у иностранных путешественников.

Мы создаем путешествия в стиле научно-приключенческого, познавательного и экологического туризма, в основу которых стараемся закладывать интересные исследовательские цели, возможность совершить реальные открытия и получить разносторонние знания о месте пребывания от компетентных специалистов. Каждое такое путешествие — это результат работы многих людей, часто в течение нескольких лет. Как правило, такие путешествия выбирают действительно активные люди, готовые ходить по горам пешком с учетом всех особенностей и тягот этого вида отдыха. Не заниматься восхож­дением на вершины (это называется альпинизм), а именно ходить в походы.

 

КИНО И НЕМЦЫ
В середине февраля «Сибирские экспедиции» вновь отправляются в путешествие по Кузнецкому Алатау. Это не обычный туристический треккинг. В составе группы продюсеры проекта Natasha from Russia из Австрии и Москвы. Мы будем готовить видеоконтент о Кузнецком Алатау на английском языке, предназначенный исключительно для европейских туристов.


Что касается приключенческих туров, то здесь Кузбассу есть что предложить искушенному европейцу. С красотой и уникальностью сибирской тайги Кузбассу очень сильно повезло — он находится в зоне так называемой черневой тайги, на стыке Саянских и Алтайских гор. У нас, можно сказать, самая красивая тайга — густая, с большим количеством снега зимой (то не Восточная Сибирь с их бесконечными лиственницами). Есть водная артерия — река Мрассу с прекрасными видами по ее берегам, легендами, интересными этнографическими музеями и самобытным населением. Есть заповедное озеро Рыбное, в котором водится хариус. Девственные места гигантского хвойного леса Кузнецкого Алатау относительно не тронуты хозяйственной деятельностью человека. Густая, пышная кедрово-пихтовая тайга, горная тундра, альпийские луга, курумы, скалы и снежники — такую красоту можно увидеть только здесь! Побывать в далекой и таинственной Сибири, сплавиться на лодке по дикой таежной реке, погостить у местных жителей, попробовать таежные деликатесы, поучаствовать в местном народном ремесле, промысле — это все настоящее сокровище для путешественников, которое ценится во всем мире.

СИБИРСКАЯ ТАЙГА: КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД

Если посмотреть на весь горный хребет Поднебесных Зубьев, имеющий типичный альпийский облик, то вырисовывается зона для создания целого туристического кластера, где малый бизнес и региональные власти могут продуктивно взаимодействовать. Все участники этого туристического кластера в итоге работают на один туристический продукт и бренд — назовем его «Сибирская тайга» (Siberian Taiga). Одни строят приюты (лоджи, как их называют в западной терминологии), другие организуют треккинги, кто-то обеспечивает кулинарную составляющую — печет настоящий шорский хлеб и готовит сибирские блюда, кто-то занимается трансфером, заведует историческими музеями и этнографическими парками. Развитие народных ремесел может дать новый толчок для экономического развития некоторых сельских населенных пунктов. Ведь покупка сувениров почти всегда стоит отдельной статьей в бюджете европейских путешественников и именно о возможности привезти домой что-то интересное они спрашивают у турагентов в первую очередь.

Сложностью здесь представляется то, что часть природных достопримечательностей Поднебесных Зубьев находится на территории Хакасии, а это уже другой административный регион. Но ради таких проектов можно полагаться на наше добрососедство. По горам Кузнецкого Алатау можно организовать международные треккинговые программы, по насыщенности впечатлений и красоте ничем не уступающие норвежским и новозеландским. И их неоспоримым преимуществом будет не только неповторимая сибирская природа, но и культура сибирских народов, наша история. В маршруты необходимо увязывать и национальные шорские деревни, и этнографические парки, и музеи-гулаги, тем самым давая иностранному туристу возможность почувствовать себя в уникальной для него атмосфере дикой и далекой Сибири. И если встает вопрос «как продавать сибирскую экзотику», то нужно продавать впечатления, эмоции и переживания, которые в родных краях путешественнику недоступны.

 

 

КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ
Сильвен Тессон — пожалуй, главный французский писатель-путешественник, географ по образованию. Он совершил кругосветное путешествие на велосипеде, на лошади проехал по степям Центральной Азии, пешком прошел по Сибири по маршруту Славомира Равича, польского офицера, сбежавшего из ГУЛАГа. Вот что он написал в своей книге «В лесах Сибири»: «Мне кажется, что есть три предмета роскоши, которых нам будет не хватать в завтрашнем мире — это одиночество, тишина и пространство. И еще холода. Получается четыре».


Весь вопрос в описании бизнес-процессов такого туристического кластера, где грамотно прописанная маркетинговая стратегия стоит на первом месте — именно она ключ к успеху. В США, например, очень развиты туристические программы природных национальных парков по взаимодействию с живой природой, что пытаются делать и у нас, но пока, если быть откровенным, совершенно безуспешно. Секрет успеха американских коллег прост — большие бюджеты и грамотный, очень грамотный и современный маркетинг национальных парков и всех экологических программ. Экологическое сознание граждан уже идет потом, вторым этапом, самому по себе ему неоткуда взяться.

Еще Михайло Ломоносов говорил, что богатство России прирастать Сибирью будет. Так, может быть, пришло время «прирастить» Сибирь к мировому туристическому полю, тем самым умножив достояние и богатство самой Сибири? Ведь дело здесь не только в деньгах. Понимание своей особенности, востребованности в мире и живого интереса к нам в других странах, а также уникальности тех мест, в которых мы живем, дает совершенно другое осознание и отношение к самим себе. А это уже совсем другой уровень.